Родина Миклоша Радноти

Родина Миклоша Радноти

Наткнулась на потрясающую историю. Точнее, сперва заслушалась очередной потрясающей композицией Балажа Хаваши
—  гениального современного венгерского пианиста, про которого я еще обязательно напишу… А потом решила глянуть, что там за текст… И так узнала об очередном венгерском поэте Миклоше Радноти. Интересно, что неоднократно ходила по улице, где установлен ему памятник, но не замечала…

Вот его краткая история. Миклош Радноти был евреем и, как таковой, во время второй мировой войны был отправлен на принудительные работы. В 1944 году был зверки избит конвоиром и потом застрелен. Судя по дате —  января 44-го —  данное стихотворение он написал совсем незадолго до этого… Радноти похоронили в общей могиле. Тело смогли опознать после эксгумации спустя 2 года благодаря записной книжке со стихами в нагрудном кармане. Ныне прах поэта покоится на Будапештстком кладбище, а памятник ему стоит на улице Nagymező. Остался в истории, как автор одного из самых пронзительных стихотворений, посвященных родной земле.

Я уже не раз признавалась — я глуха к поэзии. Но это проняло даже меня. Надеюсь, тронет и вас.

Не знаю я

Не знаю я, как для других — отчизна для меня
Это объятая огнем маленькая страна.
Колышущийся далеко мир детства моего,
Ведь словно ветка из ствола я вырос из него.
И уповаю, погребен я буду здесь в свой срок.
Я дома! Знаю я, как звать тут каждый стебелек,
Склонившийся к моим ногам. И знаю хорошо,
Какой дорогой, кто, куда и для чего пошел.
И знаю я, что значит здесь вечерних летних зорь
Текущая со стен домов алеющая боль.
Вот вражий летчик. Он свой путь по карте проложил.
Что карта? Скажет ли она, где Верешмарти жил?
На ней неистовость казарм, заводы, города.
Мне ж видны кротость хуторов, кузнечики, стада.
Пилот — он видит цель для бомб, и больше ни черта.
Я — и рабочих, что дрожат там за свои места,
И лес, где льется птичий свист, неслышный с высоты,
И на погостах вижу я могильные кресты,
И плачущую среди них старушку слышу я…
А то, что сверху для него лишь рельсов колея,
Которую он разбомбит… То для меня и дом,
Откуда сторож путевой с приветливым флажком
Выходит к поезду, стоит в кольце внучат.
А на задворках заводских дворняги мирно спят.
А парк в следах былых любвей вновь льет к моим устам
Вкус поцелуев. В них и мед, да и брусника там.
А вот и школьный тротуар – на этом камне я
Скакал, чтоб в этот день к доске не вызвали меня.
Цел этот камень. Но с небес, увы, не виден он.
Бинокль бы это разглядел — да не изобретен.
Да, грешны мы, но не грешней иных народов всех.
И знаем где, когда и как мы впали в этот грех.
Безгрешные поэты здесь, и трудовой народ,
И множество грудных детей, чей разум возрастет.
И сохранят они его, уйдя в подвальный мрак,
Покуда мир своим перстом вновь не поставит знак
На нашу родину. Тогда их слово, свежий свет
Прольется вновь, и прозвучит, я знаю, как ответ
На наши темные слова, рожденные в былом…
Бессонный облак, нас укрой своим большим крылом.

И да, как всегда: открою вам Венгрию, влюблю в Будапешт и не только. Обращайтесь! 🙂

Leave a Reply

%d bloggers like this: